07нояб.2020

Московский комсомлец: Студент мединститута БГУ рассказал о своей работе в ковидном госпитале в Улан-Удэ

7 ноября 2020
c3ba6e23aee3abff3ee74dbe6ba661c5f0bf9f7e0054caa593b4974686a2e3daf0bf9
Бадмажапу Ракшееву — 23 года, он студент 4 курса медицинского института БГУ. С начала октября молодой человек трудится медбратом в ковидном госпитале на Солнечной.

Это не первый подобный опыт у Бадмажапа. Весной он добровольно пошел работать в этот же госпиталь — как еще несколько десятков студентов-медиков. Тогда в «МК в Бурятии» вышло интервью с парнем, в котором он поделился своим опытом. Мы связались с Бадмажапом еще раз несколько дней назад и попросили сравнить «весну» и «осень».

— В прошлый раз я работал санитаром. А в конце сентября сдал в институте экзамены, у нас прошла комиссия по допуску. И теперь я медбрат, вышел в тот же ковидный госпиталь. Мне позвонила старшая медсестра — она попросила вернуться из-за острой нехватки персонала. С моего курса на Солнечной работают сейчас 10 человек.

— Как изменилась обстановка в госпитале после весны?

— Стало гораздо больше больных. На нашем третьем этаже раньше лежало около 40 пациентов, в каждой палате — не больше 2-3 человек, были свободные места, часть палат пустовала. На этаже работали две медсестры и один санитар. И этого хватало — знаю, что по нормативам на одну медицинскую сестру (или медбрата) должно приходиться не больше 20 ковидных больных. Сейчас я пришел — и, честно говоря, ужаснулся. Пациентов — около 60 на весь этаж, мест свободных нет, койки стоят даже в коридоре. К нам чаще стали попадать тяжелые больные. Раньше в госпиталь могли привезти даже «легких» пациентов. Сейчас их всех перевели на амбулаторное лечение. У нас — только средняя и тяжелая степень тяжести. Нагрузка на медиков очень большая, персонала не хватает. На одну медсестру приходится около 30 заболевших, это очень много. Руководство принимает меры, к нам на подмогу командируют коллег из районных ЦРБ. Приходят новые медсестры, их ставят в усиление. Санитаров сейчас двое, а не один, как раньше. Но работы все равно — очень много.

— В каком графике ты сейчас работаешь?

— Раньше, когда персонала хватало, мы работали 8 часов и сутки отдыхали. Потом стало прибавляться пациентов, и график стал прежний, как весной — 6 часов работаем и 12 часов отдыхаем. Санитары трудятся по графику «8 через 24». Честно, это мало часов для отдыха. Но мы понимаем, что работать некому, и работаем.

— А сами пациенты как-то изменились?

— Весной пациенты не знали, что это за болезнь такая — коронавирус. И были расслабленнее, что ли. А сейчас они стали, как сказать… Наверное, немного злее. Некоторые переживают, что не хватает персонала. Одна медсестра делает перевязки, а я, например, ставлю капельницу. Мы можем немного опоздать, минут на 15, поскольку пациентов очень много. В этом нет ничего страшного. Но если не успеешь вовремя, некоторые начинают злиться, нервничать. Но не все. Есть и те, кто нас подбадривает, понимает, что нагрузка высокая. Нам говорят: «Ничего страшного!». Такие люди даже просили родственников привезти шоколадки и хотели нам их подарить. Мы не взяли, конечно. В этом противочумном костюме шоколад никуда не положишь и вынести его нельзя. Но такие мелочи, такое доброе отношение пациентов — это большая мотивация. Ты помог человеку, и на душе становится очень хорошо.

— Пациенты рассказывают, где могли заразиться?

— Большая часть людей, конечно, заражается из-за несоблюдения простых мер предосторожности: не носили маску, не соблюдали социальную дистанцию. Многие из пациентов, сейчас попавшие в госпиталь, раньше говорили, что коронавируса не существует, что это выдуманная болезнь. Потом они попали сюда, ощутили на себе, что такое одышка, что такое температура, что такое кашель… И мнение уже изменилось. И большинство заболевших не носило маски. Сейчас такое безалаберное отношение добавляет нам работы, конечно…

— Ты вырос профессионально за время работы в госпитале? Как сам чувствуешь?

— Знаете, я раньше побаивался производить забор крови, мало опыта было. Но сейчас столько много пациентов, что я сам забыл, что у меня был такой страх. Работы так много, что ты думаешь: «Нужно капельницу и антибиотики поставить, нужно мазки взять, нужно термометрию провести, нужно таблетки раздать». И просто ты забываешь, что не умеешь что-то делать. Приходишь, ставишь, уходишь дальше.

— Как ты держишься? Как держатся остальные медики?

— Когда я выходил на смену весной, было как-то немного веселее. Сейчас заступаешь и думаешь, как бы смена побыстрее прошла. Тяжело работать. Но мы медики, мы должны лечить людей. Кто будет ставить капельницы, если не я! Руководство хорошее, нас все время подбадривает. А если читаем комментарии в соцсетях со словами благодарности, то это очень приятно.

— Что ты делаешь в свободное время? Если оно есть, конечно…

— Сейчас после смены нас отпускают домой, главное условие — чтобы в квартире проживал ты один. Раньше мы оставались в самом госпитале, жили прямо тут же. В свои 12 часов отдыха половину времени я уделяю сну, а половину — учебе. Все занятия проходят дистанционно. Преподаватели все понимают и поддерживают нас.

— Ты не разочаровался в выборе профессии? Кажется, что в таких тяжелых условиях это легко сделать…

— Конечно, нет. Все это меня только закаляет. Ты проходишь такую школу! В прошлый раз я работал санитаром, а сейчас уже — медбрат. Я немножко горд этим. На самом деле, все медики трудятся сейчас в таком жестком режиме. Для всех это будет опытом, уроком.

Кстати

Сейчас в ковидных госпиталях, а также в поликлиниках и на скорых в Бурятии работает 161 студент из медицинского института Бурятского госуниверситета, Республиканского базового медицинского колледжа имени Раднаева и Байкальского базового медицинского колледжа.

Авторы:

Источник: Сетевое издание «МК в Бурятии» ulan.mk.ru - https://ulan.mk.ru/social/2020/11/04/medbrat-vtoroy-volny-koronavirusa-v-ulanude-ya-prishel-i-uzhasnulsya.html